5 янв. 2010 г.

Рассказ, которому отроду 12 часов

Вчера часов в девять вечера появилась идея рассказа. Написала начало. Рассказ появился от названия. Что будет дальше, сама не знаю. Сразу предпупреждаю, что это не обо мне, неавтобиографично. Всё вымысел.


По ночам я не умею жить

Пробовала. Не получается.
Попытки следовали одна за другой, пока я не поняла: ночь время не моё. Пришлось смириться. Многое пришлось изменить в себе, изменить себе, подругам, лишь бы ворваться в этот мир, в котором я умею жить.
Город тянул к себе ночью. День от лекции до похода в библиотеку казался только блёклой копией настоящей жизни. В библиотеке почти как ночью. Тишина. И разнообразие. Мелькание лиц, разноцветных разновременных томов. Книги были и огнями и звёздами, которые все не охватишь, не увидишь, не заберёшь с собою. Часа два в библиотеке и снова шумный город. Но он уже интересовал мало. По дороге домой я возвращалась мыслями к лекциям, книгам, представляла себя на семинаре, как обычно, готовой ко всему, уверенной, поражающей воображение преподавателя и сокурсников. Ну просто романтическая героиня. Тут бы и героя, поражённого моим интеллектом и разглядевшего сквозь него мои другие прелести. Но герой попадался только ночью.
Добравшись домой, я медленно, предвкушая предночной отдых, поднялась на третий этаж. Теперь расслабиться. Привычным движением из кармана сумочки достала ключи и легко открыла дверь. Тишина съёмной квартиры завораживала. Вроде и чужая, но своя. Здесь я сама себе хозяйка. Что хочу, то и делаю. Это не одиночество. Оно не успевает прокрасться ко мне в мысли, потому что после ванны я засыпаю сном… Невероятным вечерним сном.
Мне снились разноцветные сны. Наверное, потому что было светло. Когда солнце садилось, оно отражалось в моих окнах. Потом там же отражался закат. Краски неба, каждый раз неповторимые проникали сквозь тонкие веки прямиком в мои беспокойные сны.
Но каждый раз из самых радужных снов меня вырывала трель мобильника. Это звонила Лизка – лучшая моя ночная подружка. А дневных не было. То есть утренних. Учиться как-то веселей было в одиночку. Никто не отвлекает своими умными разговорами. Хватит на мою долю книг, которыми я забивала свою бедную голову.
 – Да? – обычно хриплым ото сна голосом удивляла я подружку и включала громкую связь.
Пока я растягивалась каждой клеточкой своего тела и очухивалась после увиденного сна, который теперь не могла вспомнить, Лизка дребезжала в трубку, куда мы отправимся на этот раз и кого бы взять с собой ещё, потому что вдвоём не так весело, как целой компахой в пять-шесть человек сначала побродить по городу, потому прокатиться на трамвае-троллейбусе-метро, а уже потом отплясать наеденные за день калории и возместить ущерб, нанесённый скукой.
Я лениво предлагала кандидатуры. Мне было всё равно с кем осуществить этот план, повторявшийся с частотой два раза в неделю.
– А давай, - наконец услышала я Лизкин интригующий голос, - позвоним тем, с кем мы недавно познакомились, пару раз встречались мельком, ну, там болтали, и не противно вроде с ними было, номерами обменялись. Понимаешь? Эй, ты меня слышишь? Авантюру поддерживаешь?
– Слышу, слышу. Пробуем. Ты двоих и я двоих, – предложила я, разглядывая себя в зеркало.
– А сколько в алфавите букв? – послышался ответ.
– Зачем тебе?
– Ну не понимаешь что ли? Тебе половина букв и мне половина. А то ведь приглашать будем одних и тех же. Не удобно как-то, – подала хорошую мысль Лизка.
– Мудрая ты моя! Букв 33. Убираем твёрдый и мягкий знак, и краткую, ё.
– Остаётся 29. Всё равно нечётная. Короче, мне 15, тебе 14. Только тебе сначала, потому что там часто встречающиеся буквы, – распорядилась Лизка.
– Хорошо, - не дожидаясь ответа, я отключилась.
Авантюра подождёт. Сначала позабочусь о себе. Полчаса у меня есть.
Струйки прохладного душа смыли последние признаки сна. Медленно в расслабленное тело возвращались силы, сонная лень исчезала, возвращались желания. Самое главное, чтобы захотелось быть в центре внимания. Тогда время пролетит быстро и с пользой.